Article

Статьи

"Satisfaction" by Alina Reyes

"Satisfaction" by Alina Reyes



A typical suburban American couple, Babe and Bobby have been married for several years and are dismayed that their sex life no longer thrills them. But when Babe spies on her husband in the garage, pleasuring another woman on the hood of his vintage Cadillac, she becomes highly aroused. She tries to catch the "mistress" leaving, to no avail. Then in the trunk of the car Babe finds a life-size doll whose resemblance to a real woman is astonishing and, taking Bobby’s toy for her own, Babe finds all of her repressed desires coming vigorously back to life.

Realdoll in the literature (excerpt from the story)

Realdoll в литературе (отрывок из рассказа)

Я её за манекен принял или за ростовую куклу – «мало ли», - думаю, - «большие девочки – большие игрушки». Сидела, поджав ноги, справа от кровати. К тому же у неё на стеллаже целая коллекция кукол стояла – вот таких вот, ручных. Да как-то и некогда было спрашивать, разговор хорошо шёл, она всё время смеялась моей чепухе – низким таким грудным смехом – никакая женская черта не покоряет нас так быстро, как чувство юмора. В смысле, когда они смеются нашим шуткам, мы поспешно делаем вывод, что у этой женщины прекрасное чувство юмора и с готовностью укладываемся к её ногам.




В общем, обязательная программа часть быстро перешла в произвольную, и меня отправили в ванную. Выхожу из ванной – всегда неловко себя чувствую на этой дистанции «ванна – койка» - какая-то идиотская пародия на супружескую жизнь: голые ноги из-под халата, тапочки. Снова целует меня за ухом, - он чётким движением приставил палец к уточнённому месту, - и идёт в ванную. Что интересно, кроме этих поцелуев за ухом, мы ни разу не поцеловались. Ни тогда, ни потом.


Пока Инга плескалась, я разглядел эту... Сначала даже вздрогнул – так похожа на человека. Даже вплотную не отличишь. Выразительные глаза, в платьице, с пепельными волосами. Очень красивая. Кожа у неё на ощупь как человеческая - упругая и тёплая, пальцы на руках сгибаются в суставах. В разрезе платья видна грудь, я ещё пуговицу расстегнул – как настоящая, даже с мурашками вокруг крупных сосков. Не удержался – потрогал. Сжал пальцами сосок, он упруго промялся. Как чурчхела.


Вспомнил, как мы в детском саду снимали трусы у кукол и проверяли между ног. Очень расстраивались всегда, что гладко. Два шарнира для ног по бокам, и всё.


Сейчас часто нарываешься на женщин с силиконовой грудью – неприятное ощущение, как будто под кожей вшит шар для детского боулинга. Чувствуется чужеродное тело. А здесь…, - он поперхнулся, - настоящая грудь. Почти как настоящая. Плотная, но не твёрдая.


Шум воды утих, я быстро перевернулся на другой край кровати, вошла Инга, посмотрела на меня, потом на …эту, застегнула ей верхнюю пуговицу, села на подушку около моей головы, поджав ноги, и приложила мне ладонь к губам. Я ещё пальцы её поцеловал. – Он дёрнул щекой.